21 июля 1891 года на острове Люцау (сейчас это остров Луцавсала, находящийся в черте Риги) на добровольные пожертвования граждан установили памятник в честь 400 русских воинов, павших в неравном бою со шведами 21 июля 1701 года.

315 лет назад произошел бой между русскими и шведами на острове Люцау. Почти два столетия этот героический эпизод Северной войны находился в забвении, пока упоминание о нем не было обнаружено в шведских документах. В годовщину сражения SPB.AIF.RU вспоминает подвиг первых русских солдат петровской регулярной армии.

 

В войне не смыслили

Сражение на острове Люцау стало одним из многих во время Северной войны, которая длилась 21 год. Пётр I вступил в неё, когда ему было 28 лет, в надежде разбить шведов, которыми правил 18-летний Карл XII. А закончил войну Пётр Алексеевич победителем, будучи императором 49 лет от роду и получив мощнейший флот и выход в Балтийское море. Но в первые годы этой длинной войны всё было совсем не так.

Несколько сражений в год, долгие изнурительные марши, потом ещё более долгие зимовки, голодные, уносящие больше жизней, чем бои. Первый год Северной войны для шведов был весьма удачным. Тогда Швеция, которая не воевала уже 40 лет, выглядела лакомым куском для саксонцев, датчан, поляков, русских. Однако датчане выбыли из войны в первый же год, саксонцы – несколько позже. А русские не сдавались, хоть в войне, по мнению ряда историков, ничего и не смыслили. «Большая война приспела раньше, чем армия вообще была к чему-то по-настоящему готова», - говорит о положении русских в начале Северной войны историк Борис Кипнис.

 

Русские - не саксонцы

В 1701 году Карл XII готовился форсировать Двину. Никто не знал, где он это сделает. Саксонцы рассредоточили свои силы по берегу на многие километры. Шведские генералы указывали королю на риск форсировании реки под огнём артиллерии противника. Французский посланник граф Гискар предупредил короля: «Саксонцы ведь не русские». Карл ответил на латыни: «Et si fuissent galli» (да хоть бы и французы!).

Эти суждения о русских имели под собой прочную основу. Петру, только создавшему регулярную армию, не имевшему в подчинении ни грамотных офицеров, ни даже генералов, не далась Нарва в 1700-м. Не помогли и нанятые иностранные военные специалисты. В августе 50 тысяч русских не смогли взять крепость с гарнизоном в 2259 человек. А уже в ноябре пришлось отступать: 40 тысяч русских отступили под натиском 12 тысяч шведов.

После Нарвы Пётр даже издал приказ вступать в бои со шведами только при семикратном превосходстве в количестве войск! А в 1701 году отправляет на помощь саксонцам 20-тысячный корпус под командованием Аникиты Репнина в Эстляндию.

 

«Как швеод Полтавой». Почему битва века длилась всего два часа?

О прибывших полках саксонский фельдмаршал Штейнау дал отзыв: «Сюда прибыли русские войска, числом около 20000. Люди вообще хороши, не больше 50 человек придётся забраковать; у них хорошие мастрихтские и люттихские ружья, у некоторых полков шпаги вместо штыков. Они идут так хорошо, что нет на них ни одной жалобы, работают прилежно и скоро, беспрекословно исполняют все приказания… Генерал Репнин человек лет сорока; в войне он не много смыслит, но он очень любит учиться и очень почтителен: полковники все немцы, старые, неспособные люди и остальные офицеры люди малоопытные».

 

Убили почти всех

20 июля Карл за три часа успешно форсировал Двину, закрепился на берегу, занятом саксонцами, отбил несколько атак и обратил Штейнау в бегство, потеряв всего 300 человек солдат. Саксонцы оставили на поле боя 900 человек убитыми, 500 – пленными, 400 человек – забытыми.

В то время как корпус Аникиты Репнина стоял у Кокенгауза, карауля шведов, которые должны были высадиться неизвестно где, один сторожевой отряд, состоящий из петровских гренадеров, занял позиции на острове Люцау и ждал шведов там. Всего 400 человек, те самые, которых саксонцы забыли, убегая по рижским болотам. И на этих 400 человек наткнулись шведы 21 июля утром.

На предложение сдаться русские ответили отказом. Надо сказать, что другого ответа от них трудно было ожидать, потому что в гренадеры набирали самых смелых и сильных рекрутов, которым предстояло в бою всегда быть на передовой и бросать гранаты в наступающего врага своими руками. И если у них не было достаточного боевого опыта, это не значит, что не было и духа, чтобы принять бой.

Русские отчаянно сражались, подняв в округе нежданный переполох. Сам Карл XII, услышав шум битвы, которой не должно было быть на берегу и островах, зачищенных от неприятеля, прибыл на место внезапного сражения.

В хрониках эстонского историка Христиана Кельха приводится такой рассказ: «Уже за несколько дней перед этим губернатор Дальберг отрядил полковников Гельмерса и Врангеля, каждого с 300 человек из полков, составивших рижский гарнизон, произвести диверсию против русских, стоявших у Даленгольма; им же было поручено при возвращении оттуда истребить несколько сот русских, засевших на острове Люцаусгольме, так как нашли справедливым не давать этим русским никакой пощады... Упомянутые офицеры решились ночью с 9 на 10 июля (по старому стилю - прим. ред.) исполнить приказание и в самую полночь атаковали засевших в укреплении 300 и более русских, но встретили отчаянное сопротивление...

Раздавшиеся затем выстрелы и крики подняли на ноги весь шведский лагерь, так как многие не могли объяснить себе причину тревоги; сам король, заключивший по страшной пальбе, что происходит жестокая схватка, с некоторыми из своих генералов и с отрядом кавалерии поспешил на место боя. Он подоспел уже тогда, когда все было кончено, когда державшиеся в окопах были истреблены и тела убитых образовали такую груду, что негде было поставить ноги на землю. Оставшиеся в живых бросались в воду и там тонули, других находили в кустарнике и там убивали, забравшихся на деревья расстреливали, «как птиц». Только двадцать человек продолжали держаться в небольшом редуте: их спасло появление короля, который велел пощадить их жизнь и взять в плен, к большому неудовольствию офицеров и рядовых, разъярённых потерями, которые они понесли при приступе. Полковник Гельмерс, многие офицеры и более 100 мушкетеров были убиты, а майор Лиленштерн и несколько других офицеров и рядовых тяжело ранены».

 

Памятник отваге

Памятник русским воинам на острове появился спустя 190 лет после этой битвы. В 1887 году лифляндский губернатор Михаил Зиновьев заметил курган на острове Люцау. Там же нашли табличку с надписью на немецком: «В память о 400 русских, павших здесь 10 июля 1701 года». Губернатору тут же приготовили справку о том, что произошло в Риге в том году, собрали на памятник денег и установили его.

Проект шестиметрового монумента из финского красного гранита создал инженер Борис Эпингер.

В начале нынешнего века группа рижских предпринимателей при поддержке посольства России собрала средства на реставрацию памятника. В 2001 году монумент освятили.

Źródło: http://www.spb.aif.ru/society/russkie_ne_sdayutsya_karl_kak_grenadery_petra_zasluzhili_pamyatnik_v_rige

Państwo: 
Dział: 

Dodaj komentarz

Zwykły Tekst

  • Znaczniki HTML niedozwolone.
  • Adresy internetowe są automatycznie zamieniane w odnośniki, które można kliknąć.
  • Znaki końca linii i akapitu dodawane są automatycznie.
CAPTCHA
Przepisując ciąg znaków z obrazka udowodnij że nie jesteś botem.